Осип (Хосе) Михайлович де Рибас — необыкновенная жизнь основателя Одессы

7 июня (27 мая по старому стилю) 1794 года вышел рескрипт императрицы Екатерины Великой, положивший начало основанию и устроению славного города Одессы:

«Уважая выгодное положение Хаджибея при Черном море и сопряженные с оным пользы, признали Мы нужным устроить там военную гавань купно с купеческой пристанью…»

А непосредственным исполнителем воли императрицы по строительству нового города и порта явился вице-адмирал Российского флота Иосиф Михайлович де Рибас, человек интереснейшей и во многом загадочной судьбы.

Иосиф Михайлович де Рибас

Адмирал Иосиф де Рибас. Художник И.-Б. Лампи-старший. 1796 год

Дон Хосе де Рибас-и-Бойонс, испанский дворянин и русский офицер, без сомнения принадлежал к типу тех знаменитых европейских авантюристов XVIII века, к которым относились граф Калиостро, Джакомо Казанова, граф Сен-Жермен и Морис Беневский. В то же время, этот ловкий человек достаточно сомнительного происхождения, без сомнения является выдающимся государственным деятелем и строителем Российской империи, чей вклад в строительство этого государства и завоевания его авторитета на международной арене бесспорен.

В историю этот удивительный человек вошел, прежде всего, как основатель города Одессы – южных морских ворот России и как деятельный участник Русско-турецких войн, в частности знаменательного штурма Измаила, за что он удостоился от самого великого А.В. Суворова прозвания «дунайского героя».

Будущий адмирал родился в Неаполе, в семье испанского выходца Мигеля де Рибаса из знатного каталонского рода, служившего неаполитанского королю Фердинанду и Маргарет Планкетт из «благородной ирландской фамилии Дункан». Загадки личности де Рибаса начинаются уже с момента его рождения — точная дата его появления на свет так и осталась тайной. По одним данным он родился 6(17) июня 1749 года, по другим в 1750, а по третьим – 13(24) сентября 1751-го. В самом имени основателя Одессы тоже кроется загадка. Откуда, например, у него взялась французская дворянская приставка «де»? Ведь по отцу он был каталонец, по матери вроде как ирландец, родился в Италии и всю юность провел в Ливорно. Возможно, ответ на эти вопросы кроется где-то в неаполитанских или барселонских архивах?

Ничего не известно о его детских и юношеских годах, кроме того, что он получил неплохое образование, овладел несколькими языками, узнал азы инженерного дела, а с 17 лет начал службу в неаполитанской гвардии в чине подпоручика. В 1769 году он загадочным образом входит в доверие к оказавшемуся в Ливорно графу Алексею Орлову, брату фаворита русской императрицы Екатерины II и тот приглашает молодого испанца на русскую службу. В общем-то, поступление иностранцев на русскую службу в те времена было обычным явлением, зародившимся еще при Петре I, и многие европейские искатели приключений стремились в Россию «на ловлю счастья и чинов». Хрестоматийный пример этому – современник де Рибаса, всемирно известный литературный персонаж и реальное историческое лицо, барон Мюнхгаузен.

На службе российской короны

Молодому волонтеру де Рибасу сразу удалось поучаствовать в Русско-турецкой войне и неплохо проявить себя в Чесменском сражении 26 июня (7 июля) 1770 года. Интересно, что в этом сражении командиром брандеров, на одном из которых сражался де Рибас, был двоюродный дед А.С. Пушкина цейхмейстер Иван Абрамович Ганнибал.

После Чесменской битвы в жизни де Рибаса опять следует загадочный и почти неизвестный ныне период, когда он выполняет какие-то тайные поручения Алексея Орлова в Италии, вывозит в Россию внебрачного сына Екатерины Великой и Григория Орлова, учившегося в Лейпциге, а затем снова отправляется на войну с турками, где участвует в нескольких сражениях. Есть сведения, что после завершения турецкой кампании в 1774 году, де Рибас, по поручению Алексея Орлова, участвует в поисках и выслеживании в Италии загадочной княжны Таракановой, самозваной претендентки на русский престол. Но арест знаменитой авантюристки произошел без участия ловкого испанца – с конца 1774 года он уже находился в Петербурге.

Деятельное участие в судьбе сына Екатерины и Григория Орлова — Алексея Бобринского, позволило Иосифу Михайловичу (так называли Хосе де Рибаса в России) занять должность воспитателя в Сухопутном шляхетном кадетском корпусе, где он продолжал присматривать за сыном императрицы. Это открывало ему двери в высшее общество Российской империи, он заводит полезные связи и знакомства, а в 1776 году получает чин майора и женится на фрейлине императрицы Анастасии Соколовой. На свадьбе в качестве почетных гостей присутствовали императрица Екатерина, ее новый фаворит Григорий Потемкин и наследник престола Павел.

В 1779 году де Рибас был награжден императрицей мальтийским орденом Святого Иоанна Иерусалимского. Кстати, это награждение было еще задолго до официального введения этой награды в России, а сам орден, в количестве двух штук, был передан Екатерине великим магистром Мальтийского ордена. Через год де Рибас был произведен в полковники, но служба в качестве надсмотрщика за беспокойными и непоседливыми кадетами стала тяготить его. В 1782 году он подает в отставку и выезжает отдохнуть в Неаполь, Германию и Францию, попутно выполняя какое-то очередное тайное поручение Екатерины.

Соратник Суворова

В 1783 году Иосиф де Рибас снова на русской службе – он назначается командиром Мариупольского легкоконного полка и отправляется на юг России, в распоряжение светлейшего князя Григория Потемкина, где участвует в мирных походах русских войск на Крым, в результате которых полуостров был присоединен к России. В это время у де Рибаса устанавливаются приятельские отношения с Александром Суворовым, командовавшим русскими войсками в Новороссии. Начавшаяся вскоре очередная Русско-турецкая война дала возможность бригадиру де Рибасу проявить свои лучшие воинские качества.

В 1788 году во главе флотилии из канонерских лодок он участвует в Лиманском сражении, за что был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени и во взятии хорошо укрепленного острова Березань, где спасает артиллерийским огнем высадившийся там десант из бывших запорожских казаков. Затем принимает участие в рекогносцировке и последующем штурме Очакова. И хотя в начале следующего, 1789 года, Осип Михайлович де Рибас был произведен в сухопутный чин генерал-майора, отныне почти вся его дальнейшая служебная деятельность будет связана с морем.

Во время небольшой паузы в боевых действиях, свежеиспеченному генералу приходит мысль укрепить русский флот затопленными во время последних сражений турецкими лансонами – легкими гребными судами, недостаток которых явно ощущался россиянами на Черном море. Он представляет этот проект Потемкину и после одобрения последним, вскоре осуществляет его. Со дна лиманов эти лансоны поднимали так полюбившиеся де Рибасу казаки Черноморского войска – бывшие запорожские сечевики, ставшие теперь надолго его верными соратниками.

Штурм крепости Хаджибей. Художник П. Пархет. 1954 год

Вскоре Потемкин назначает де Рибаса командующим авангарда в корпусе генерал-поручика И.В. Гудовича направленном к Днестру. Де Рибас не теряя времени, прошел походным маршем к турецкой крепостце Хаджибей (Гаджибей, Аджибей) и скрытно подступил к ней, прячась по балкам и оврагам.

Хаджибей к тому времени представлял из себя небольшое местечко с населением из татар и греков с маленькой пристанью и крепостью, окруженной высокой стеной без рва, с тремя сотнями человек турецкого гарнизона и 12 пушками. Правда рядом, на рейде, стояла сильная турецкая эскадра из нескольких десятков различных судов, прикрывавшая крепость со стороны моря.

Русские войска подступившие к крепости состояли из трех конных и трех пеших полков черноморских казаков под командой кошевого атамана Чепиги, двух батальонов пехоты и 16 орудий разного типа. Кроме того в арьергарде передового отряда де Рибаса двигались основные силы генерала Гудовича состоявшие из батареи майора Меркеля, двух полков кавалерии, трех полков донских казаков и нескольких пехотных частей.

Рано утром 14 (25) сентября, в день Воздвижения Креста, русский отряд, неожиданно выйдя из Кривой балки, пошел на приступ Хаджибея. Турки заметили русских слишком поздно, когда те были уже в версте от форта. Несмотря на ураганный огонь картечью со стен крепости и с турецких судов со стороны моря, бравые казаки и гренадеры, приставив лестницы, стали взбираться на стены. Турки дрались отчаянно и ни шагу не уступали без боя, но исход баталии был уже предрешен. В 9 часов утра над крепостью был поднят русский флаг, а турецкий флот, после некоторой перестрелки с батареей Меркеля ушел в море.

Трофеи русских составили 12 пушек, 7 знамен, 2 флага, 800 ядер и множество военных припасов. В плен попали двухбунчужный паша Ахмет-бей, 12 офицеров, 66 нижних чинов, было повреждено два турецких лансона, вынужденных подойти к берегу и сдаться. Убито турков более 200 человек. Русские потери по официальным данным составили 5 человек убитых и 33 раненых.

Весело отмечая через несколько дней со своими офицерами взятие форта в единственной хаджибейской кофейне, Осип де Рибас вряд ли подозревал, что это жалкое турецкое местечко превратится вскоре в прекрасный европейский город и отныне навсегда будет связано с его именем. А вскоре, в воздаяние заслуг при взятии Хаджибея на удачливого каталонца посыпались вполне заслуженные награды – орден Святого Владимира 2-й степени, орден Святого Георгия 3-й степени и повышение в должности – назначение командующим Черноморской гребной флотилией.

Флотилия де Рибаса участвует во взятии Аккермана (ныне Белгород-Днестровский) и Бендер, входит в Дунай и занимает придунайские крепостцы Тульчу и Исакчу, а затем, истребив остатки турецкого дунайского флота, подходит к неприступной османской твердыне – Измаилу.

Гарнизон этой грозной крепости состоял из 35 тысячи человек против 31 тысячи подступивших русских. У турков было свыше трехсот орудий на бастионах. В этом штурме де Рибасу выпала особая роль – в то время, как основные силы генерал-аншефа Суворова наступали по суше, он, после усиленной артподготовки, должен был десантироваться со стороны реки и идти на приступ береговых укреплений.

Штурм начался рано утром 11 (22) декабря 1790 года, а к рассвету противник уже отступил внутрь крепости. Тем не менее, ожесточенные бои продолжались и на улицах города. Осип Михайлович принимал в них личное участие, и ему удалось склонить к капитуляции несколько сот турок, в том числе и мухафиса (губернатора города) пашу Мемеда, который последним с двумя половиной сотнями человек оборонялся в одном из бастионов.

Это была грандиозная победа Русской армии, которая потрясла Блистательную Порту – казалось, что теперь Суворову достаточно было форсировать Дунай, и его никто и ничто не остановит до самого Константинополя. А сам Суворов, отмечая заслуги Иосифа Михайловича, затем говорил, что для него с Рибасом не было ничего невозможного, и брался вместе с ним и 40 тысячами русских войск завоевать Константинополь. Это не было простыми фантазиями – вскоре Суворов, вероятно рассчитывая на дальнейшее продвижения вглубь Оттоманской империи, поручил де Рибасу разработать план взятия Константинополя.

Интересно, что в штурме Измаила принимали участие два брата Иосифа Михайловича – Эммануил и Феликс, посвятившие себя русской службе, а также французские политические эмигранты герцог де Ришелье и граф Ланжерон, ставшие впоследствии градоначальниками Одессы и генерал-губернаторами Новороссии, то есть продолжателями и преемниками дела начатого испанцем де Рибасом.

Благодарность матушки-императрицы не заставила себя долго ждать – уже 20 (31) декабря де Рибас был награжден орденом Святого Георгия 2-й степени за действия на Дунае и овладение крепостями Тульчей и Исакчей, а следующей весной ему была пожалована шпага с алмазами и имение с 800 душ крестьян в Полоцкой губернии за Измаил.

Хотя исход всей кампании после взятия русскими войсками Измаила был практически предрешен, боевые действия продолжались еще почти в течение года. Черноморская флотилия де Рибаса переименовывается в Черноморский гребной флот и продолжает боевые действия на Дунае. Иосиф Де Рибас участвует в в сражениях у острова Концефано, под Браиловым и Мачине. В сражении при Мачине неожиданно проявилась инженерная жилка Иосифа Михайловича. Видя, что сильные ветры и быстрое течение реки могли воспрепятствовать переправе войск, он предложил использовать трофейные паромы и разные другие плавсредства для постройки понтонного моста, по которому войска и начали переправу. Кстати, в свое время, еще проживая в Петербурге, он разработал проект моста через Неву, но тогда его не одобрила Академия наук.

Вскоре Турции пришлось пойти на мирные переговоры с Россией. Проводивший их с русской стороны светлейший князь Потемкин неожиданно скончался в октябре 1791 года и заканчивать переговоры пришлось, в числе других лиц и де Рибасу. Он же был одним из тех, кто подписал Ясский мирный договор с турками 29 декабря 1791 (9 января 1792) года, вместе с профессиональными русскими дипломатами графом Безбородко и статским советником Лашкаревым. Ясский мир был чрезвычайно выгоден России – в соответствии с ним Турция окончательно признавала права России над Крымом, уступала Очаков и все пространство между Бугом и Днестром. А сам хитроумный де Рибас за успешное проведение переговоров с турками получил очередную высокую награду – орден Святого Александра Невского.

Читай продолжение на следующей странице

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Осип (Хосе) Михайлович де Рибас — необыкновенная жизнь основателя Одессы